New York Times рассказала, как Москва планировала использовать Сандерса для пропаганды


Берни Сандерс, один из лидеров текущей президентской гонки в США, стремился укрепить связи между Вашингтоном и Москвой ещё в конце 1980-х. В то время политик занимал должность мэра Берлингтона в штате Вермонт и добивался братских отношений с советским Ярославлем. Кремль же пытался использовать эти контакты в своих собственных пропагандистских интересах, сообщает The New York Times.

New York Times рассказала, как Москва планировала использовать Сандерса для пропаганды 0

Reuters В 1987 году мэр города Берлингтон, штат Вермонт, написал советскому коллеге из Ярославля, что хочет, чтобы США и СССР «жили вместе как друзья». Он не знал, что его стремление к дружбе переплеталось с попытками Москвы «разоблачить американский империализм как основной источник военной угрозы», пишет The New York Times.   Этим мэром был Берни Сандерс, который в настоящий момент является одним из ведущих кандидатов в президенты. История о его поездке в СССР уже рассказывалась. Но многие подробности о дипломатических усилиях политика  «а также о попытке советских властей использовать его антивоенные настроения в своих пропагандистских целях»  в основном оставались за кадром.   Журналисты The New York Times изучили 89 писем, телеграмм и внутренних правительственных переписок, которые хранятся в Государственном архиве Ярославской области. Они показывают масштабы личного стремления Сандерса установить связи между его городом и страной, которую в тот момент многие американцы всё ещё считали врагом, несмотря на реформы Михаила Горбачёва.   По словам издания, эти документы также демонстрируют, что Кремль рассматривал эти отношения в качестве «средства влияния» на американское общественное мнение об СССР. «На практике одним из наиболее полезных каналов для активного осуществления информационно-пропагандистских программ оказались контакты в рамках общения городов-побратимов»,  говорится в одном из сообщений.    В этих документах отсутствуют свидетельства того, что Сандерс был единственным американским чиновником, на которого была нацелена советская пропаганда или что он был особенно к ней восприимчив, хотя его и описывают социалистом. Вместе с тем в них действительно указывается на то, что власти СССР «активно готовились использовать» американского мэра в своих интересах, обращает внимание The New York Times.   Сандерс стал играть всё более заметную роль в дебатах о холодной войне в 1980-е. Он решительно выступал против инициативы администрации Рональда Рейгана, которая требовала, чтобы Бёрлингтон и другие американские города подготовили планы эвакуации на случай потенциальной ядерной войны.   Вместо этого Сандерс связался с советскими представителями, находившимися в Вирджинии. Он стал добиваться партнёрства с одним из городов противника по холодной войне в попытке избежать ядерной аннигиляции.   Хотя Трамп и его команда жёстко критикуют Сандерса за связи с Советами, его сторонники смотрят на ситуацию иначе. По их мнению, это была своевременная попытка разрядить напряжённость, что контрастирует с «влечением» действующего главы Белого дома к таким «авторитарным лидерам», как президент Владимир Путин, подчёркивается в статье.   В конце концов, в июне 1988-го после посещения Москвы и Ленинграда Сандерс в составе делегации из 12 человек приехал в Ярославль. Мэр назвал поездку «очень странным медовым месяцем», потому что незадолго до отъезда он женился на своей давней партнёрше Джейн Дрисколл.   Визит американской делегации в Ярославль был расписан по минутам. Поездка включала экскурсии по местным школам и театрам и фактически продолжалась без остановки. Но этого было недостаточно, чтобы установить братские отношения между городами.   Сандерсу всё ещё предстояло убедить Москву, чтобы она разрешила ярославским представителям поехать в Бёрлингтон. Он выступал с яркими отзывами о своём турне публично и способствовал укреплению отношений в частном порядке.   «Я твёрдо убеждён в том, что если наша планета выживет и если мы сможем перенаправить сотни миллиардов долларов, которые США и СССР сейчас попусту тратят на оружие уничтожения, в области продуктивного человеческого развития, то нам придётся значительно увеличить контакты между гражданами двух стран»,  писал Сандерс в своём письме советскому посольству в Вашингтоне.   Во время переговоров с Берлингтоном ярославские чиновники координировали свои действия с Москвой. В письме, в котором они добивались разрешения отправиться в США, они обещали оповестить американских коллег о «миролюбивой внешней политике» СССР и изменениях, проводимых Горбачёвым.   Они предложили «план информационно-пропагандистской работы», который состоял из семи пунктов с конкретными темами, распределёнными между тремя участниками делегации. МИД СССР, в свою очередь, предоставил ярославским чиновникам девятистраничное руководство о том, как доносить политику перестройки до международной аудитории. В нём антивоенные движения, контакты между городами-побратимами и деятелями культуры указываются как особо важные цели советской пропаганды, утверждает The New York Times.   В июле 88-го власти Ярославля получили формальное разрешение продолжить развитие братских отношений с Бёрлингтоном. Сандерс отправил электронное сообщение Валентине Терешковой, поблагодарив первую женщину-космонавта за «ускорение процесса» и выразив надежду, что инициатива поможет улучшить отношения между двумя странами и сделает мир безопаснее.   Хотя архивные документы показывают, что СССР планировал вести пропагандистскую деятельность в Берлингтоне, Майк Каска, представитель предвыборного штаба Сандерса, настаивает, что в реальности, когда ярославская делегация прибыла в Вермонт в октябре 1988-го, всё обстояло иначе. «Репортажи того времени вполне ясны. Вместо пропаганды представители обеих сторон обсуждали ограничения советских систем и общее желание избежать ядерной войны», подчеркнул Каска.   Тридцать лет спустя два города-побратима вновь существуют в эпоху нового обострения отношений между Вашингтоном и Москвой. Всё это сопровождается сообщениями о том, что Кремль якобы делает ставку на избрание Сандерса.   Некоторые жители Ярославля, укреплявшие его отношения с Бёрлингтоном, с тоской вспоминают головокружительные обстоятельства визита Сандерса в 1988-м. Во времена, когда железный занавес начал падать, СССР казался готовым пойти на демократические изменения, а общение с американцами ощущалось как что-то новое и увлекательное.   Бывший глава Ярославского медицинского института Юрий Новиков бывал десять раз в Бёрлингтоне. На его взгляд, если Сандерс всё-таки окажется в Белом доме, то он по меньшей мере должен восстановить тот уровень сотрудничества, который существовал между странами в последние годы холодной войны.    Временами глобальное мышление Сандерса на посту мэра вызывало негодование в родном городе. Некоторые жаловались, что он тратит время на международные дела, которые имеют мало общего с Бёрлингтоном. Но аргументы политика о ценности того, что он делал тогда, перекликается с темами его сегодняшних предвыборных выступлений, отмечает издание.   «У нас не может быть хороших полицейских, пожарных служб или отдела планирования в случае ядерной войны говорил Сандерс на встрече с представителями Ярославля.  Огромные траты обеих стран на армию душат местные экономики». 

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
New York Times рассказала, как Москва планировала использовать Сандерса для пропаганды

Источник RT