ECONOMICS

Как реакция Джерома Пауэлла на коронавирус навсегда меняет ФРС

11 марта группа трейдеров из Федерального резервного банка Нью-Йорка имела возможность наблюдать в режиме реального времени, как финансовые рынки по спирали падают вниз. Рынок был в панике в тот день. Акции упали примерно на 20% от своего максимума в феврале, и дно, казалось, не было видно. 

Как реакция Джерома Пауэлла на коронавирус навсегда меняет ФРС
Председатель ФРС Джером Пауэлл

По мере того, как новая пандемия коронавируса начала распространяться по всей стране, рынки пытались оценить почти библейский ущерб, который он мог бы причинить. 

- Advertisement -

У трейдеров внутри ФРС была незавидная задача попытаться найти смысл в этом хаосе. Они встретились за столом для совещаний, потягивая кофе, делая заметки и разговаривая со своими коллегами по всей стране. Нью-йоркская команда была глазами и ушами Центрального банка на рынке, но их отчеты были мрачными. Покупателям и продавцам было трудно даже определить цену на ключевые активы. Это был настоящий кризис.

Информация, собранная в Нью-Йорке, в конечном счете была передана председателю Федеральной Резервной Системы Джерому Пауэллу. Прежде чем рынки закрылись 11 марта, Пауэлл сделал захватывающее дух заявление. ФРС была готова напечатать полтриллиона долларов на следующий день, чтобы предоставить краткосрочные кредиты для проблемных заемщиков на Уолл-Стрит. На следующий день после этого ФРС предложит еще $500 млрд на рынке краткосрочных кредитов (РЕПО). Были все основания полагать, что это сработает. Мощь ФРС основывается на том простом факте, что это единственный институт на Земле, который может создавать доллары США из воздуха (то, что мы называем “долларом”, на самом деле является банкнотой Федеральной резервной системы). 

- Advertisement -

Но 12 марта даже триллион долларов не успокаивал нервы трейдеров. Рынки продолжали рушиться.

Перед лицом этой паники Пауэлл и ФРС развернули вторую, еще более масштабную волну действий в конце марта и начале апреля, подталкивая Центральный банк в новые области экономики, резко расширяя его охват и вплетая его плотно чем когда-либо в ткань американской экономической жизни. Теперь ФРС выступает гарантом огромных рядов американской и мировой экономики. Это не то место, где Пауэлл ожидал найти себя.

«Мои взгляды развиваются вместе с доказательствами», – сказал Пауэлл в интервью TIME в начале мая. Доказательства перед ним в эти дни ужасали и это заставило главу ФРС Пауэлла действия, которые казались немыслимыми всего несколько месяцев назад.

Эпидемия коронавируса в течение нескольких месяцев «свела на нет» результат примерно десятилетнего процесса создания рабочих мест, уничтожив около 20 миллионов рабочих мест по состоянию на конец мая и подтолкнув уровень безработицы к самому высокому уровню со времен Великой Депрессии. Кризис обострил мировые финансовые рынки и корпорации, которые уже были обременены рекордным уровнем долга. Это вызвало финансовую панику в марте, масштабы которой не были недооценены. Пандемия тормозила экономику с большой скоростью и большей силой, чем, возможно, любое событие в истории. И чтобы остановить весь этот ужас, все смотрят на Пауэлла.

ФРС напечатала деньги в масштабах, которые затмевают все предыдущие усилия. Просто рассмотрим балансовый отчет ФРС, приблизительный показатель того, сколько денег напечатал банк. Например, после финансового краха 2008 года ФРС за два года добавила к своему балансу $1,4 трлн (рекордное по тем временам увеличение). В этом году ФРС добавила $2,9 трлн менее чем за три месяца.

Еще в 2010 году ФРС запустила второй раунд противоречивой стимулирующей программы количественного смягчения (QE), в рамках которой она купила долг США на сумму $600 млрд в течение нескольких месяцев. В марте ФРС купила примерно $ 543 млрд за неделю через аналогичные программы. В 2015 году баланс ФРС достиг $4,5 трлн. Аналитики ожидают, что он достигнет примерно $8 трлн или более к концу этого года. Пожалуй, самое важное то, что ФРС сейчас осуществляет несколько программ в прямом партнерстве с Казначейством США, скупая корпоративные долги и кредиты для малого бизнеса. Эти новые программы разрушают стены ревниво охраняемой независимости ФРС. Всего несколько месяцев назад появились предположения, что у ФРС, возможно, закончились боеприпасы для борьбы с экономическим спадом, отчасти потому, что она так долго держала процентные ставки на таком низком уровне, но ведомство Пауэлла доказало, что во время кризиса оно готова запускать новые программы, расширять свое влияние и брать на себя все большие риски.

Скорость и хаос экономического коллапса во время пандемии затмили влияние действий ФРС. За всеми этими цифрами и ее сложными программами довольно просто переписываются правила американского капитализма. Всего за несколько месяцев банк увеличил размер своего присутствия в экономике более чем на две трети и доказал инвесторам, что он будет участвовать в покупке совершенно новых видов активов, которые он никогда не покупал раньше, таких как корпоративные мусорные долги и кредиты для бизнеса на Мэйн-Стрит. Все это представлено под рубрикой антикризисного управления, но история показывает, что интервенции ФРС очень трудно отменить, как только кризис закончится. Меры, принятые ею в период с 2008 по 2010 год и представленные в качестве временных, в основном остаются в силе. 

Никто не должен знать этого лучше Пауэлла. Придя на пост главы ФРС, он не раз выражал обеспокоенность по поводу опасного побочного эффекта чрезвычайных действий последнего десятилетия. Он безуспешно пытался свернуть некоторые из этих мер до того, как разразится пандемия. Теперь он контролирует самую масштабную интервенцию в истории ФРС.

«Это чрезвычайные полномочия, которые мы можем использовать только с разрешения министра финансов и в соответствии с законом, написанным Конгрессом», – говорит Пауэлл. «И когда эта чрезвычайная ситуация закончится, мы снова уберем эти силы обратно».

Вопрос столь масштабной экспансии в экономику США породил множество споров. Многие экономисты утверждают, что обратного пути может не быть.

«Как только вы пересекаете черту, очень трудно вернуться назад», – говорит Роберто Перли, бывший старший экономист Федеральной Резервной Системы. «Это будет действительно трудно, возможно, не в следующей рецессии, а в следующем кризисе, чтобы ФРС сказала: Нет!».

Пауэлл признает этот риск.

«Опасность заключается в том, что мы втягиваемся в область, где мы не хотим быть, в долгосрочной перспективе»,-говорит Пауэлл. «Что меня беспокоит, так это то, что некоторые могут хотеть, чтобы мы использовали эти силы чаще, а не только в серьезных чрезвычайных ситуациях, таких как эта».

Чрезвычайные меры ФРС изменили американский капитализм. Так утверждает Скотт Майнерд, главный инвестиционный директор Guggenheim Investments, который консультирует Федеральный Резервный банк Нью-Йорка. «Они, по сути, сказали миру, что теперь есть поддержка по корпоративному долгу», – говорит Майнерд. «Прямым вмешательством (ФРС) создал прецедент, который будет невозможно обратить вспять. Мы сейчас социализировали кредитный риск. И мы навсегда изменили природу того, как функционирует наша экономика». Система частного банкинга теперь будет иметь новое исчисление при выдаче кредитов: цена займа также будет зависеть от аппетита ФРС на его право требования.

В такой ситуации Пауэлл и его команда считают, что озабоченность по поводу долгосрочных последствий сегодняшних действий должна быть отброшена в сторону и у них нет другого выбора, кроме как сделать все возможное, чтобы сохранить как можно больше рабочих мест.

Еще 2008 году, до краха фондового рынка в августе, американские банки держали на своих резервных счетах в ФРС около $2 млрд избыточных денежных средств, что было незначительной суммой. К концу 2012 года уровень избыточных резервов вырос до $ 1,45 трлн, что является исторической аномалией по многим факторам.

Теперь прошли дни, когда ФРС просто снижала процентные ставки во время спада и снова повышала их во время подъема. Все стало сложнее. ФРС ввела сотни миллиардов долларов в банковскую систему, держа процентные ставки почти на нулевом уровне, что повлияло на поведение банков, побуждая их кредитовать, а не сберегать. Многие критики QE указывали, что все эти деньги создавали «отчаянный поиск доходности», что означает, что банки, пенсионные фонды и хедж-фонды должны были инвестировать избыточные денежные средства и были готовы инвестировать практически во все, что приносило более 1% или 2%. Этот поиск доходности был классическим рецептом для создания пузырей активов.

Именно об этом пузыре Пауэлл предупреждал еще в начале января 2013 года. В то время он был кем-то вроде аутсайдера. В отличие от многих чиновников ФРС, Пауэлл не является экономистом. Он юрист, который строил свою карьеру, переключаясь между двумя мирами: Государственной службой и частным инвестированием. Его опыт дал ему непосредственное представление о том, как вмешательство ФРС может исказить кредитные рынки, и он был обеспокоен тем, что он видел.

«Хотя финансовые условия являются чистыми положительными, есть также основания беспокоиться о растущих рыночных искажениях, созданных нашими продолжающимися покупками активов», – сказал Пауэлл, согласно стенограмме. «Многие ценные бумаги с фиксированным доходом сейчас торгуются значительно выше фундаментальной стоимости, и возможная коррекция может быть большой и динамичной».

Пауэлл говорил, что стоимость таких активов, как облигации с фиксированным доходом, была завышена за счет количественного смягчения. На фоне давления со стороны Пауэлла и других управляющих ФРС, которые беспокоились о пузырях активов, Бернанке начал публично сигнализировать, что ФРС может сократить свои покупки активов QE. Инвесторы запаниковали и начали демпинговать долгосрочные казначейские облигации, опасаясь, что рынок рухнет без проведения ФРС крупных покупок через QE. ФРС отступила, опасаясь, что ее действия могут вызвать еще больший хаос. Это создало сложную картину для ФРС.

Бернанке, а затем и его преемник Йеллен, а затем и ее преемник Пауэлл – все они пытались свернуть покупку активов ФРС, повысить процентные ставки и уменьшить размер баланса ФРС Но все их действия имели ограниченный успех. Каждый раз, когда ФРС пыталась отступить, это вызывало волатильность на рынках. Проблема оставалась неразрешенной. Пауэлл не понаслышке узнал, насколько сложным может быть этот процесс после того, как президент Дональд Трамп назначил его председателем ФРС в 2017 году.

В декабре 2018 года Пауэлл заявил на пресс-конференции, что ФРС взяла на себя обязательство изменить процесс количественного смягчения путем сокращения баланса ФРС.

«Поэтому мы тщательно обдумали это, о том, как нормализовать политику, и пришли к выводу, что у нас будет эффективный баланс. Мы будем использовать монетарную политику и политику ставок так, чтобы приспособиться к поступающим данным», – сказал Пауэлл во время своих публичных комментариев.

Во время комментариев, он также заявил, что ФРС была полна решимости сократить свое влияние на финансовых рынках. Рынок отреагировал незамедлительно и начал сокращаться. Индекс Dow-Jones упал более чем на 600 пунктов в канун Рождества.

В свете потрясений на рынке, в январе Пауэлл существенно изменил курс.

«Как всегда, нет заранее определенного пути для политики», – сказал он во время публичного выступления. «И особенно с приглушенными показаниями инфляции, которые мы видели, мы будем терпеливы, наблюдая за тем, как развивается экономика».

Рынки восстановлены. Но ФРС в основном взяла на себя обязательство терпеть вмешательство и накачивать деньги, просто чтобы финансовая система работала.

Пауэлл мог на протяжении многих лет утверждать, что ФРС должна сократить некоторые из своих вмешательств. Но Пауэлл и те, кто работает с ним, подчеркивают, что он не идеолог. Говорят, что он корректировал свои взгляды на основании данных. Он действовал во многом по ситуации, так же, как и в мире прямых инвестиций, всегда измеряя эффективность предприятия в сравнении с вердиктами рынка и внося коррективы, когда это необходимо.

11 февраля Пауэлл публично заявил Конгрессу, что ФРС отслеживает сообщения о новом коронавирусе в Китае.

«Мы будем внимательно следить за этим, – сказал тогда Пауэлл.

Говорят, на столе в своем офисе Пауэлл постоянно держит под рукой одну вещь: ключевые отрывки из закона о финансовой реформе Додда-Франка 2010 года. В законе изложено, как ФРС может использовать свои чрезвычайные кредитные полномочия во время кризиса в партнерстве с министерством финансов США. Это стало путеводителем Пауэлла для сюрреалистических времен.

Нынешняя мудрость внутри ФРС указывает на необходимость действовать агрессивно и быстро. После краха 2008 года ФРС сформировала группу по внутренней политике для изучения своих мер реагирования на чрезвычайные ситуации в 2009 году и выработки «извлеченных уроков». Чиновники ФРС пришли к выводу, что банк слишком медленно реагировал на пузырь на рынке жилья, а затем слишком медленно реагировал, когда пузырь лопнул.

Пауэлл, казалось, принял этот урок близко к сердцу. С 3 по 23 марта ФРС показала беспрецедентную оперативность. Процентные были снижены до нуля. Пауэлл предложил $500 млрд в виде ежедневных кредитов РЕПО. Он открыл так называемые своп-линии с иностранными центральными банками, что позволило этим банкам торговать своей собственной валютой за доллары по стабильному курсу. ФРС усилила количественное смягчение, по существу пообещав покупать неограниченное количество казначейских векселей до дальнейшего уведомления. Но этих чрезвычайных мер оказалось недостаточно, чтобы удержать рынки от дальнейшего обвала.

Майнерд, инвестор Guggenheim, говорит, что паника вспыхнула на финансовых рынках в это время. Паника даже захлестнула рынок казначейских векселей, возможно, ставших основой мировой экономической системы. Майнерд и другие с ужасом наблюдали, как спред по казначейским бумагам подскочил до 4% за несколько дней в марте. Разброс цен на более рискованные виды долгов, такие как корпоративные облигации, достиг 30%.

Это был своего рода мигающий красный сигнал, который указывает на финансовый кризис. Во всем мире инвесторы выбрасывали все ценные бумаги и активы, которыми они владели, в отчаянной попытке собрать наличные деньги. Расширение спредов по облигациям показало, что во всем мире просто не хватало наличных денег. 

Особую озабоченность вызывает корпоративный долг. Такие компании, как Ford Motor Co. а Kraft Heinz брал миллиардные долги, когда процентные ставки были низкими. Когда ударил коронавирус, их долговое бремя стало неуправляемым. Только в марте, по данным Deutsche Bank, около $90 млрд корпоративного долга инвестиционного уровня были списаны до состояния мусорного долга. Это грозило вызвать каскадный эффект. Поскольку долги большего числа компаний были понижены до мусорных, это могло бы вытеснить инвесторов на миллиарды долларов в других долговых кредитах с мусорным долгом, заставляя их колебаться или сталкиваться с дефолтом.

ФРС создала два новых SPV, чтобы купить корпоративный долг и помочь закоротить этот процесс. По состоянию на 9 апреля Казначейство вложило $75 млрд между этими двумя SPV для покупки облигаций. Денежные средства налогоплательщика будут выступать в качестве” первых убыточных ” денег, а это означает, что в случае дефолта облигаций убытки будут оплачены в первую очередь казначейскими деньгами. Еще один крупный SPV будет покупать кредиты, которые были предоставлены предприятиям с числом сотрудников до 15 000.

Вместе взятые, все эти программы имеют единую цель. ФРС и Казначейство объединяют усилия для покупки долгов, когда частный рынок не желает этого делать. Для этого ФРС будет печатать новые доллары, и долг фактически останется на балансе ФРС. Именно поэтому прогнозируется, что баланс в этом году примерно удвоится с примерно $4,1 трлн до кризиса до $8 трлн и более.

Рост SPV неизбежно приведет к слиянию ФРС и Казначейства, что будет противоречить их соглашению от 1951 года, которое установило независимость ФРС. С самого момента своего основания руководители ФРС опасались, что если избранные политики получат власть ФРС по печатанию денег, то они будут просто запускать печатные машины всякий раз, когда они столкнутся с выборами, в конечном итоге создавая неконтролируемую инфляцию или пузыри активов.

Пауэлл отлично охранял эту независимость, даже когда президент Трамп сделал его целью своих тирад в Twitter, оказывая давление на ФРС, чтобы сократить процентные ставки и повысить экономический рост. Пауэлл твердо стоял на том, что работа ФРС заключается в том, чтобы действовать независимо. 

ФРС и Казначейство не работают вместе, чтобы управлять долгом США, но они работают вместе, чтобы затопить долговые рынки новыми деньгами.

Даже если Пауэлл сохранит независимость ФРС, Центральный банк сталкивается с растущим риском политической реакции против его новых кредитных программ. Самый большой риск заключается в том, что люди будут все больше сердиться, когда они поймут, что ФРС выбирает победителей и проигравших на долговых рынках, покупая долги одних городов и корпораций, а не других. Такое негодование уже нарастает.

Финансовые активы по всему миру завышены из-за денежно-кредитной политики. Рынки стали настолько искаженными сейчас, что трудно понять, что реально, а что нет. Фондовые рынки и рынки облигаций оказались оторванными от реальной экономики. Акции восстановили большую часть своей потерянной стоимости с конца февраля, даже когда безработица резко возросла и экономика официально вступила в рецессию. Многие аналитики связывают рыночный бум в основном с действиями ФРС.

Эта реальность уже вызывает напряженность между ФРС и некоторыми законодателями на Капитолийском холме. Когда Пауэлл и Мнучин дали показания 19 мая перед влиятельным Банковским комитетом Сената, сенатор-демократ Элизабет Уоррен раскритиковала их обоих за то, что они спасали финансистов вместо рабочих. Сенатор Шеррод Браун, главный демократ в комитете, усилил эту критику: «Федеральная резервная система всегда творчески помогает Уолл-Стрит и корпорациям во время кризисов, но рабочие остаются позади», – пишет Браун.

Председатель ФРС Джером Пауэлл и министр финансов США Стивен Мнучин
Председатель ФРС Джером Пауэлл и министр финансов США Стивен Мнучин

Представляется маловероятным, что новые SPV-программы ФРС станут окончанием интервенции Банка. На пресс-конференции 29 апреля, когда пандемия все еще распространялась, Пауэлл вновь заявил, что Центральный банк будет готов вмешаться в случае необходимости.

Будет ли Пауэлл толкать ФРС дальше этого порога, еще предстоит увидеть. Очевидно, что Пауэлл будет рассматривать состояние экономики с той же идеологической гибкостью, которую он продемонстрировал с момента своего избрания председателем. Вопрос в том, как далеко он готов зайти? Пауэлл сказал, что есть предел для вмешательства ФРС. В условиях продолжающейся пандемии во всем мире, следующий год может показать, где этот предел находится.

Популярное в категории

Власти США раздали деньги покойникам

Власти США по ошибке выплатили 1,4 миллиарда долларов умершим людям. Это произошло из-за того, что правительство в последние месяцы ускорило раздачу пособий миллионам американцев, которые пострадали из-за пандемии коронавируса. Об этом пишет CNBC со ссылкой на отчет Счетной палаты

Немцы попросили Lada остаться в Европе

Немцы попросили российского производителя автомобилей Lada не покидать европейский рынок. Петиция с соответствующим предложением опубликована на сайте WeAct. В обращении, адресованном «АвтоВАЗу», альянсу Renault–Nissan–Mitsubishi, Минэкономразвития и посольству России в Берлине, говорится, что Lada предлагает широкий спектр нишевых моделей автомобилей.

Дурова обязали вернуть собранные на провальный проект деньги

Суд в США обязал основателя соцсети «ВКонтакте» и мессенджера Telegram Павла Дурова вернуть инвесторам собранные на провальный проект по созданию блокчейн-платформы TON и криптовалюты Gram деньги, сообщает ТАСС.
- Реклама -