Экономисты призвали власти выделить 5–10% ВВП на борьбу с кризисом


Сейчас поддержки недостаточно ни бизнесу, ни населению

Фото: Андрей Гордеев / Ведомости

Российская экономика столкнулась, вероятно, с самым серьезным вызовом за последние 20 лет и перспективой кризиса, который может превысить масштабы предыдущих, пишут авторы доклада «Коронакризис-2020: Что будет и что делать?» фонда «Либеральная миссия». Если для мировой экономики он грозит падением ВВП до 3%, для российской экономики – до 9%. 

Россия столкнулась с двойным ударом – режим самоизоляции из-за распространения вируса совпал с резким падением цен на нефть и сокращением доходов бюджета. При этом непонятно, как долго продлится принудительное ограничение экономической и потребительской активности, равно как и сжатие спроса на сырьевых рынках. Российскому правительству в отличие от многих других придется решать тройную задачу: замещать выпадающие нефтегазовые и ненефтегазовые доходы и искать деньги на прямую поддержку экономики. 

Для поддержки экономики нужно выделить гораздо больше денег, призывают эксперты. Скромный масштаб помощи связан с ограниченным ресурсом властей и желанием по максимуму выжать поддержку из самого бизнеса, считает профессор Высшей школы экономики, бывший первый зампред ЦБ Олег Вьюгин, этакая циничная позиция: малый бизнес, самозанятые, индивидуальные предприниматели появились ниоткуда, уйдут в никуда, но так же и вернутся оттуда, а крупные компании уволят, сократят рабочий день, зарплаты, но выживут, переложив часть проблем на сотрудников.

Авторы доклада

Доклад подготовили директор центра развития Высшей школы экономики Наталья Акиндинова, бывший зампредседателя ЦБ Сергей Алексашенко, профессор Высшей школы экономики, бывший первый зампред ЦБ Олег Вьюгин, директор Центра трудовых исследований Владимир Гимпельсон, руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич, профессор экономики Sciences Po Сергей Гуриев, экономист Владислав Иноземцев и профессор Чикагского университета и Высшей школы экономики Константин Сонин

Размер поддержки зависит от сценариев развития кризиса. При консервативном сценарии ее нужно увеличить до 4–6% ВВП, а более радикальном – 8–10% ВВП. Можно потратить и больше 10% ВВП, прокомментировал «Ведомостям» профессор Чикагского университета и Высшей школы экономики Константин Сонин, нет смысла исходить из плана «как растянуть то, что есть, на пять лет». Надо потратить 10% ВВП на поддержку людей за весну – лето, а потом, если кризис продолжится, менять приоритеты – сокращать оборонные и другие непроизводственные расходы, говорит он. Пока же правительство упускает время и посылает бизнесу неверный сигнал, пишут авторы доклада, то, что бизнес не получает подтверждений готовности правительства разделить с ним бремя вынужденного режима самоизоляции, не повышает, а снижает готовность бизнеса задействовать собственные резервы, при этом у огромного числа компаний их все равно не хватит для выживания.

Кого поддерживать

Поддерживать нужно в первую очередь население, а также малый и средний бизнес, прежде всего сектор услуг, предлагают авторы доклада.

При потере 20% рабочих мест только в малом и микробизнесе безработица может вырасти с 4,6 до 11%, считает директор Центра трудовых исследований Высшей школы экономики Владимир Гимпельсон. В итоге одним из неочевидных эффектов кризиса может стать новая волна «теневизации» экономики, добавляет директор Центра развития Высшей школы экономики Наталья Акиндинова. Многие не потеряют работу, но потеряют связанный с ней доход, замечает Гимпельсон, вырастет бедность, неравенство. У двух третей населения вообще нет сбережений, напоминает профессор экономики Sciences Po Сергей Гуриев. Помогать людям, считает он, нужно по трем направлениям: делать прямые выплаты людям (20 000 руб. в месяц всем взрослым), субсидировать оплату ЖКХ (разрешить не оплачивать до 5000 руб. в месяц, компенсировав потери поставщикам услуг) и удвоить пенсии на время самоизоляции. Все это обойдется в 2,85 трлн руб. в месяц, т. е. за апрель – май – около 5,7 трлн руб.

Каждому нужно выплатить единовременное пособие, согласен Сонин, но за апрель– май – около 10 000 руб., а затем такую же сумму летом и осенью. Это самый лучший способ сейчас поддержать наименее социально защищенных россиян, а осенью – совокупный спрос. Он обойдется примерно в 1–1,5 трлн руб. Если не потратить деньги сейчас, когда «черный день» наступил, не надо было их откладывать в тучные годы, считает Сонин. 

Помощь нужна и бизнесу. Пока власти их поддерживают в основном с отсрочками и кредитами по обязательным платежам, пишет Акиндинова. Но и через полгода, когда отсрочки закончатся, большинство компаний не смогут расплатиться по обязательствам. Бюджет должен взять на себя эти выплаты, списать долги по налогам, кредитам и арендной плате для удержавшихся на плаву компаний, т. е. ввести налоговые и кредитные каникулы, предлагает Акиндинова.

За счет чего поддерживать

Падение производства, экспорта и цен на нефть вызовет огромный дефицит. По оценкам Акиндиновой, он может достигнуть 4% ВВП.  

Необходимо скорректировать бюджетное правило, единодушны эксперты. Только в 2020 г. нужно использовать как минимум 50% средств фонда национального благосостояния. Также нужно запустить программу «количественного смягчения», предлагают авторы доклада. У правительства есть сильный козырь – низкий уровень госдолга (на 1 марта – лишь 14% ВВП), пишет руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич, можно увеличить займы без опасений подорвать долгосрочную макроэкономическую устойчивость. Российское правительство может увеличить заимствования на 1–1,5 трлн руб., если цены на нефть в этом году будут находиться на уровне $20 за баррель, сообщало на прошлой неделе Bloomberg со ссылкой на источники. Этот вопрос пока обсуждается, говорил один из опрошенных чиновников.

Если спроса на госдолг будет недостаточно для привлечения необходимых ресурсов, ЦБ мог бы взять на свой баланс часть госдолга либо за счет прямых покупок, либо через операции репо с банками, предлагает Вьюгин. После можно вернуть бумаги с баланса ЦБ в рынок. При сильном сжатии спроса инфляционные риски этого временного «количественного смягчения» были бы очень ограниченными и не сопоставимыми с последствиями девальвации рубля из-за падения цены нефти, уверен Вьюгин. В нынешней экстраординарной ситуации можно пойти на покупку гособлигаций Центральным банком, согласен Гурвич. Он также не ждет сильного роста инфляции на фоне глубокого сокращения внутреннего спроса.

Еще одним механизмом поддержки может стать покупка ЦБ на вторичном рынке облигаций крупных компаний из секторов, сильнее всего пострадавших от кризиса, добавляет Акиндинова.

Помощь от государства действительно может достигнуть 5% ВВП, если режим изоляции продлится до июня, говорит главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. В зоне риска сейчас 5,7 млн человек, занятых на малых и средних предприятиях в торговле и 1,3 млн человек в транспортном секторе.

Направлять помощь нужно в первую очередь компаниям, чтобы они выплачивали зарплаты, считает она, тогда не придется прибегать к прямым выплатам населению.

Представитель ЦБ не стал комментировать доклад. Ранее председатель ЦБ Эльвира Набиуллина говорила, что Банк России пока не рассматривает запуск программы выкупа ОФЗ. Также регулятор не видит необходимости в введении прямых выплат людям для поддержания спроса и потребительской активности, в России «большой задел» других возможных мер для поддержки людей. Минфин отказался от комментариев.

Экономисты призвали власти выделить 5–10% ВВП на борьбу с кризисом

Источник ВЕДОМОСТИ