Экономика через призму пандемии


Геннадий Коков
Автор:
Геннадий Коков

Мировая экономика пережила не один экономический кризис. В каждом из них наблюдался дефицит спроса. Нынешний кризис беспрецедентен. Это кризис и спроса, и предложения. На вопрос как с ним бороться пока нет однозначного ответа. Его природа также уникальна, как и природа вируса, ставшего виновником стресса мирового масштаба.

Экономика через призму пандемии

Экономические последствия от существующей пандемии будут напрямую зависеть от выбранной комплексной стратегии принятия мер. В некоторых странах была принята стратегия “Containment”, которая предусматривает изоляцию самой уязвимой категории граждан. Например, пожилых людей и людей с хроническими заболеваниями. Все же остальные категории граждан, способных перенести сопротивление вирусу без особых рисков и последствий для здоровья, должны постепенно выработать коллективный иммунитет, препятствующий дальнейшему распространению Covid-19. При этом экономика не должна останавливаться. Большая же часть стран выбрала более жесткую стратегию “Suppression”, которая предусматривает различные ограничительные меры для всех слоев населения. Эта стратегия также говорит о том, что мы должны сократить количество новых подтвержденных кейсов для того, чтобы избежать перегрузки системы здравоохранения. Таких, какие наблюдались, например, в Испании, Италии и США. Естественно, такая жесткая стратегия приводит к резкому спаду ВВП и экономики в целом.

Нужно отметить, что сторонникам и той, и другой стратегии приходилось стояли перед сложным выбором: количеством жизней сегодня или состояние экономики. При этом звучали диаметрально противоположные мнения. В частности, президент Белоруссии и президент США однозначно ставят экономику на первое место, в то время как другие европейские страны и Россия ушли в глубокую самоизоляцию.

Насколько же резким будет спад мирового ВВП и отдельных стран? Однозначного ответа на это нет. В частности, потому, что не проводился соответствующий стресс-тест экономик, а статистические данные продолжают поступать в режиме реального времени. Также многое будет зависеть от мер государственной поддержки бизнеса, банков и населения.

Но любые стратегические модели в настоящих реалиях упираются в стену неопределенности. На фоне этого, если рассматривать какие-либо прогнозы, то важно отмечать, когда и кем они были сделаны. В частности, в условиях нынешней статистической динамики не стоит рассматривать прогнозы МВФ, который известен своей «инертностью». Поэтому, обратим внимание на прогноз IIF (Институт международных финансов), который действует гораздо оперативнее. Согласно его оценкам, мировая экономика в текущем году отправится в рецессию, а спад мирового ВВП составит 1.5%, спад ВВП в США – 3%, в Европе – 5%. В США и Европе спад во втором квартале (с поправкой на сезонность) составит 15-20% по отношению к первому. Что касается китайской экономики, то во втором квартале ожидается волна роста. Настоящие «кризисные» цифры гораздо больше цифр 2008 года. Однако, как утверждает IIF, они не являются критическими.

Многие мировые лидеры заявляют, что «мы попали на войну и нужно принимать сколь угодно и масштабные меры».  Если мы посмотрим на глобальный индекс MSCI World, то, с одной стороны, будем наблюдать катастрофическое падение. С другой стороны, мы всего лишь вернулись на уровень 2016 года.

Экономика через призму пандемии
MCSI World

Конечно 2016 год был не самым лучшим с точки зрения фондовых индексов, но катастрофическим не является. Поэтому о каком-то глобальном развале экономики мы пока не говорим. Однако, стоит учитывать, что ситуация меняется каждый день и снятие неопределенности пока не наблюдается.

Чем ответят правительства?

Самый главный вопрос и самый главный источник неопределенности — это что будут предпринимать правительства?

Правительства некоторых стран заявили «Whatevet it takes», т.е. сделают все, чтобы выйти из кризиса и восстановить экономический рост. В финансовых кругах выражение «Whatevet it takes» обычно вспоминают в связи с высказыванием Марио Драги (Vita-News — Mario Draghi, председатель Европейского центрального банка с ноября 2011 по ноябрь 2019 года.), когда он вступил в должность председателя Европейского центрального банка:

«Мы сделаем все, чтобы спаси Евро. И, поверьте мне, этого будет достаточно.»

Сегодня многие центральные банки действуют по принципу «Whatevet it takes»: ставки снижаются практически до нуля, меры количественного смягчения уже объявленные превысили триллион долларов в Европе и в США. В США меры могут пойти еще дальше — возможен выкуп облигаций со стороны ФРС на 4 триллиона долларов. Суммы продолжают расти.

Безусловно — это важные меры. Однако, что не менее важно — это фискальная политика государств. Речь идет о помощи компаниям, банкам, малому бизнесу и гражданам. В Европе, США и Китае компаниям были разрешены налоговые послабления, а также гарантированы выплаты компенсаций по расходам, связанным с сохранением выплат зарплат сотрудникам. Если говорить о Германии, Франции и Великобритании, то в настоящий момент размер этой помощи равен ~15% от ВВП. Откуда возьмутся эти средства? Часть из них будет в виде гарантий (которые могут быть и не использованы полностью), либо заняты на рынке при нынешних низких ставках. В странах Евросоюза эти пакеты помощи уже начали работать. Также в них наблюдается фактическая отмена ограничений на дефицит и размер государственного долга. Как ожидается, в США тоже готовятся огромные пакеты помощи экономике, но дискуссия по их окончательному принятию еще продолжается. Ниже представлен график индекса неопределенности экономической политики США.

Индекс неопределенности экономической политики США
Индекс неопределенности экономической политики США

Страны с развитой экономикой могут себе позволить увеличение долга на 15% от ВВП путем привлечения длинных денег при нынешних низких ставках. Что касается стран с развивающейся экономикой, то все еще остается открытым вопрос, как они будут расплачиваться по этим долгам. Поэтому как они будут выходить из кризиса, пока сказать сложно.

Экономика через призму пандемии